Не как в Купертино

Самый приевшийся стереотип о Xiaomi — «китайская Apple»: он появился благодаря журналистам, которые искали образы, чтобы объяснить читателям, за счёт чего азиатский вендор так быстро в мировой топ производителей мобильных устройств. На самом деле, отличий гораздо больше, чем сходств. Параллели можно найти разве что между Лей Цзюном и Стивом Джобсом: китаец тоже обожает резонансные презентации и придерживается аналогичного стиля в одежде — никаких костюмов, только свободные и комфортные вещи. «Если бы Джобс жил в Китае, он вряд ли смог бы добиться такого успеха. Он был перфекционистом, а в нашей культуре принято более компромиссное отношение к вещам», — философствует Ли, нашедший баланс между ценой и качеством.

Внешне гаджеты Xiaomi тяжело назвать оригинальными или изысканными, но и безвкусицы среди них не бывает: любая вещь сделана не только практичной, но и аккуратной в плане дизайна. Самый характерный пример — спортивный браслет Mi Band, недавно перешагнувший 6-миллионный рубеж мировых продаж. Это устройство (счетчик шагов, счетчик калорий, умный будильник) стоит всего 13 долларов, но не выглядит, как браслет в турецком All-inclusive. В этом — вся Xiaomi: здесь не станут уродовать вещь ради экономии. Правда, совсем недавно проскочил слух об отказе от зарядных устройств в комплекте, но едва ли это можно считать серьёзной проблемой. В Xiaomi такую перспективу комментируют только в экологическом контексте: кабелей и зарядок стало так много, что они наносят вред планете. Практически у каждого пользователя есть свои шнур и адаптер, а плодить их нет смысла.

Скандалы

Звучит удивительно, но Xiaomi выходила чемпионом во всех более-менее резонансных конфликтах. Легендарный дизайнер Apple Джони Айв обвинил китайцев в копировании iPhone, но ему ответили максимально достойно: президент Xiaomi Лин Бин предложил Айву флагманский Mi4 в качестве подарка — чтобы тот лично убедился в отсутствии плагиата. Ещё один инцидент произошел летом 2014-го: в июле выяснилось, что встроенный мессенджер нарушает конфиденциальность данных владельца. Чуть позже оказалось, что дело в разрешениях: остальные мессенджеры предварительно спрашивают согласия пользователя, а в MiTalk такая функция появилась лишь после обновления. Никакого воровства личных данных — только попытка избавить человека от лишнего тапа.

Самый серьёзный скандал был у Ли Цзюна и Чжоу Хунвэя (разработчик антивирусов Qihoo). Хунвэй посмеялся над обладателями смартфонов Xiaomi, назвав их полными идиотами, которые верят, что покупают аппараты почти по себестоимости. «Компания имеет 100 долларов с каждого устройства. А ещё у них есть инвесторы», — откровенничал Чжоу. И если его первый тезис никак не подтвердился, то второй был правдой — это вынужденно признал Ли Цзюн. Раскрытие информации испугало инвесторов, переживавших за свою анонимность, но основатель Xiaomi виртуозно заглушил шум от реплик Хунвэя: сведения о вкладчиках так и не появились в СМИ. Впрочем, некоторые инвесторы готовы назвать свои имена. Среди них — Алишер Усманов и Юрий Мильнер, поверившие в Ли Цзюна еще в 2011-м. Одним из владельцев акций мог стать Марк Цукерберг, но ему не дали приобрести долю в Xiaomi.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *